понедельник, 11 июля 2011 г.

Неизбежный Шехтель: к истории доходного дома Строгановского училища на Мясницкой улице

История создания дома носила характер многолетней эпопеи. Для Строгановского училища период конца XIX - начало ХХ столетий был необычайно успешным, именно на эти годы приходится пик его дореволюционной славы, связанной с именем директора Николая Глобы. Благодаря Глобе, в стенах училища появляются Михаил Врубель, Франц Шехтель (Фёдором он стал именоваться после перехода в православие в 1915 г.), Лев Кекушев. Изделия Строгановских мастерских успешно экспонировались на знаменитой парижской выставке 1900 года, удостоившись двух Гран-при, а также серебряных и бронзовых медалей.
Эти труды и заслуги Строгановского училища были замечены на высочайшем уровне. В 1901 году, в ознаменование семидесятипятилетнего юбилея училища, оно получает статус Императорского и августейшее покровительство со стороны великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Одновременно в собственность учебного заведения было безвозмездно передано владение на Мясницкой улице, где училище располагалось до переезда на Рождественку в начале 1890-х годов. После переезда участок со всеми постройками сохранился за училищем, но собственником являлся Департамент Торговли и промышленности Министерства финансов, а весь доход от использования недвижимости поступал в государственную казну. 
«Государю императору… благоугодно было, в ознаменование семидесятипятилетия Императорского Строгановского центрального художественно-промышленного училища в г.Москве, всемилостивейше соизволить на передачу в собственность училищу принадлежавшего Министерству Финансов участка земли на Мясницкой улице… с тем, чтобы доходы от сего имущества… обращались на капитальный ремонт и расширение училища…, а также на пополнение и содержание художественно-промышленного Музея императора Александра II» (Из переписки министра финансов, РГАЛИ. Ф.677. Оп.2. д.85. Л.57-57об.)
Щедрый подарок, преподнесённый императором старейшему в России художественно-промышленному училищу, обещал исправление его весьма плачевного к началу ХХ века материального положения. Дело оставалось за малым: решить, как с наибольшей выгодой распорядиться новым имуществом. Задача усложнялась тем, что только половина из  четырёх имевшихся на переданном учебному заведению участке жилых помещений могла быть сохранена и использована (при условии немедленного ремонта), остальное за ветхостью следовало снести. В конце апреля 1902 года директор Глоба вынес на заседание Совета училища предложение о строительстве на месте двух сносимых корпусов нового доходного дома. Предполагавшаяся первоначально схема со сдачей участка под строительство богатому арендатору не могла быть осуществлена: представителей деловых кругов смутила кратковременность возможной аренды (всего 30-35 лет), они справедливо усомнились в том, что за этот срок стройка себя окупит. Архитекторы Шехтель и молодой Иван Жолтовский, тогда преподававший в училище, предложили строить подрядным способом на собственные средства учебного заведения, используя возможности залога и перезалога имущества в каком-либо кредитном учреждении. Члены Совета согласились с этим предложением, и начался трудный процесс изыскания денег на строительство. Для решения вопросов о «наилучшей утилизации имущества на Мясницкой» было образовано Особое Совещание. По личной просьбе министра финансов, его работу возглавил председатель Московской казённой палаты Семён Урсати.


 
Бывший доходный дом Строгановского училища. Общий вид со стороны Мясницкой ул. 

 
Часть дворового фасада

 
Ф. Ф. Федоровский. Керамическое панно с вензелем Строгановского училища 
над входным порталом


 
Детали майоликового убранства

Поэтажные планы доходного дома

 
План участка до постройки дома. РГАЛИ


Конкурс   

В следующем, 1903 году Шехтель представил Совещанию собственный проект доходного дома. Однако руководство училища решило соблюсти процедуру и объявило открытый архитектурный конкурс на эскизный проект будущего здания. В состав жюри вошли светила отечественного зодчества того времени – Константин Быковский (председатель), Николай Султанов, Александр Померанцев, Сергей Соловьёв. Присоединился к ним и Шехтель, хотя затея с конкурсом не могла не задеть его творческого самолюбия. В условиях конкурса, опубликованных на страницах журнала «Строитель», указывались сроки представления работ и премиальные суммы: 2000, 1500, 1000 и 500 рублей; победителю, кроме того, давалось право детально разработать свой эскиз, и за эту работу он получал ещё пять тысяч. Предварительная концепция доходного дома предполагала размещение как можно большего числа торговых помещений на первом, втором и отчасти третьем этажах; четвёртый и пятый этажи отводились под доходные квартиры в 4, 5 и 6 комнат. Парадные лестницы изначально должны были снабжаться «подъёмными машинами» (лифтами) для людей, а чёрные – для дров. Особое внимание уделялось вентиляции и инсоляции помещений, не исключая служебных.
«Главное внимание при проектировании должно быть обращено… на возможно удобную эксплуатацию указанного участка не в ущерб воздуху и свету» (Из условий конкурса, РГАЛИ, Ф. 677, Оп. 2, д. 85, Л. 61)
Как и подобает, авторы конкурсных проектов выступали анонимно, обозначив свои работы эмблемами и короткими заголовками-девизами. Некоторые из них были весьма эксцентричны: например, «Нацарапал», «Что успел» или «Шабаш»… Увы, итоги конкурса были неутешительными. Все три десятка представленных работ оказались настолько слабыми, что выбор лучших потребовал от членов жюри изрядной способности к компромиссу. И хотя четыре победивших проекта были названы и премии выплачены (первая – А.Лишневскому, вторая – А.Кальнину и Г.Тер-Микелову, третья - В.Рубанову и В.Саркисову, а четвёртая – Р.Бернгарду, за тот самый «Шабаш»), ни один из них не годился для практической реализации. Совет училища был вынужден вновь обратиться к Шехтелю с просьбой переработать прежний проект в соответствии с условиями состоявшегося конкурса.
«Не признавая годным к исполнению ни один из премированных проектов, остановиться на идее размещения корпусов на застраиваемом участке в том виде, как спроектировано академиком архитектуры Ф.О.Шехтелем…, так как по этой схеме отведена под доходные корпуса максимальная площадь, которую можно застроить без ущерба для выгодной эксплуатации предприятия при соблюдении всех гигиенических условий квартирной постройки… Поручить г. Шехтелю исполнение окончательного, согласно представленной схемы, детального проекта и производства строительных работ под его техническим надзором и ответственностью» (Из протокола заседания Совета Строгановского училища, 8 января 1904 г., РГАЛИ. Ф.677. Оп.2. д.85. Л.103 - 103 об.)


«Дом-город»
В феврале 1904 года была образована особая Строительная комиссия под председательством всё того же С.Урсати; Строительная контора Шехтеля переехала на Мясницкую, где незадолго до того состоялся снос ветхих строений. В качестве помощника себе мастер избрал Александра Кузнецова - будущего строителя «протофункционалистского» здания мастерских Строгановского училища на Рождественке. 4 мая переработанный проект Шехтеля был утверждён Строительной комиссией, а 29 июня в присутствии августейшей покровительницы училища великой княгини Елизаветы Фёдоровны состоялась торжественная закладка здания. На её месте был воздвигнут временный крест по эскизу Шехтеля.
Проект Шехтеля соединил в себе эстетику и функциональность, едва ли не доведя оба эти аспекта до совершенства. Имея в виду опыт строительства доходных домов, непременным атрибутом которых являлись стиснутые многоэтажными корпусами дворы-«колодцы», Шехтель нарушает периметральную планировку и раскрывает двор во внутриквартальный переулок. Это исключило появление в доме труднопроветриваемых и тёмных помещений, каковыми обычно оказывались практически все комнаты, обращённые во двор. Пространство самого двора трактовалось как природный оазис - здесь был разбит зелёный сквер, препятствовавший впечатлению «каменных джунглей», с которыми всё более ассоциировалась Москва, двигавшаяся по пути стремительной урбанизации. Со стороны квартала доходный дом выступает как целый конгломерат корпусов, реализуя столь популярный в начале века образ «дома-города». По сути, он таковым и являлся - с собственными котельной, электростанцией, гаражами, конторами, магазинами и т.д. Стремление к созданию предельно автономных, самодостаточных домовых комплексов, заключавших в себе не только квартиры, но и всю инфраструктуру, необходимую для проживания, стало приметой времени. Доходный дом Строгановского училища, пожалуй, одним из ранних и наиболее удачных опытов такого рода.
Дух новизны присутствовал и во внешнем облике здания, столь несхожем с традиционным представлением об архитектуре доходного дома, утвердившемся со второй половины XIX столетия. Два нижних этажа, предназначенные под магазины, образуют мощный железобетонный каркас, несущий тяжесть верхних этажей. Применение железобетона дало возможность освободить значительную часть фасадной поверхности для окон. Подобные решения встречаются и в более ранних постройках Шехтеля, таких как Торговый дом Товарищества Кузнецова в начале Мясницкой или гостиница «Боярский двор» на Старой площади. Однако в доме Строгановского училища насыщенная пластика Ар-Нуво впервые капитулирует перед эстетикой конструктивно необходимого.  
Сдержанная архитектура фасадов служит выгодным обрамлением для изящных гирлянд и венков, изображённых на майоликовых вставках и панно. Едва ли случайными будут возникающие здесь ассоциации со стилем литературно-художественных журналов рубежа веков и прежде всего «Миром искусства». Дело не только в том, что к середине 1900 годов мирискусническая эстетика, с её ретроспективными мотивами и аллюзиями «галантного века», считалась эталоном стиля. Доходный дом Строгановского училища был программно связан с темой творчества, которая отождествлялась с идеей красоты. Именно такие «фрагменты прекрасного», напоминающие о присутствии красоты в мире, встречают нас на фасадах. Кульминацией этой графической сюиты является панно с вензелем Строгановского училища над входом в корпус, расположенный в глубине двора. Оно исполнено по рисунку учащегося декоративного отделения Строгановки Фёдора Федоровского - впоследствии видного советского сценографа, прославившегося оформлением постановок Большого театра.

Судьба шедевра
Вследствие революционных волнений, строительный период затянулся дольше, чем изначально предполагалось, и завершился не в июле, а в ноябре 1906 года. Ожидания, связанные с доходностью нового дома, не вполне оправдались. Нестабильность, вызванная Первой русской революцией, принуждала потенциальных арендаторов к осторожности. Огромные конторские и торговые помещения во втором этаже, на которые возлагались особые надежды, первые годы после сдачи дома попросту пустовали, о чём не без горечи сообщается в годовых отчётах Строгановского училища этого времени. Лишь к началу 1910-х годов ситуация начала исправляться, и во всех десяти подъездах закипела деловая жизнь. Здесь появились представительства многих солидных фирм, в том числе Общества Путиловских заводов, Товарищества Феррейн, акционерного общества Густав Лист, фирмы пишущих машин «Ремингтон», подъёмных машин «Отис», а также Правление Северных железных дорог; к середине десятых годов в доме размещался ресторан «Новый базар». Наряду с коммерческими предприятиями здесь расположились общеобразовательные курсы О.Граковой, частное художественное училище Ф.Рерберга, канцелярия и библиотека Московского Немецкого общества. Квартиры дома на Мясницкой помнят многих выдающихся деятелей науки и культуры, среди которых - архитекторы И.Рерберг и Н.Курдюков, учёный-арабист А.Крымский; здесь жила семья будущего основателя Кукольного театра Сергея Образцова. Послереволюционная история дома оказалась не менее замечательной. В конце 1910 - 1920-х годах в нём разместился целый ряд советских учреждений, включая Главное управление электротехнической промышленности, в недрах которого был разработан знаменитый «Ленинский план электрификации России» (ГОЭЛРО). Пожалуй, наиболее известным жильцом советского периода был главный режиссёр Театра им. Вахтангова  Рубен Симонов.               
В настоящее время здание является нежилым, все помещения заняты под офисы, с их непременными жалюзи и рядами кондиционеров. Как будто бы снова сбылась мечта организаторов строительства, ждавших бурления деловой жизни в доме на Мясницкой. А хрупкие гирлянды на его фасадах, перепутываясь и ниспадая, плывут над городской суетой, как и столетие назад.  


Автор благодарит исследователя творчества Ф.О.Шехтеля зав. сектором ГНИМА им. А. В. Щусева Л.В.Сайгину 
за любезно предоставленные материалы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий